08:02   25.10.18

Когда киевские сыщики доводили дела до конца

Тайны записной книжки

Главарь банды, совершившей нападение на кассира, при задержании был убит и лично помочь в раскрытии преступления уже не мог, но записи в его записной книжке помогли выйти сыщикам на след. Заинтересовало начальника сыскного отделения личность некоего Дмитрия Кирильчука, проживающего в селе Чернявка Бердичевского уезда, так как это село было расположено сравнительно недалеко от сахарного завода, пострадавшего в результате разбоя. А. С. Репойто-Дубяга связался с Бердичевским исправником, с просьбой выяснить личность и род занятий этой особы.

Профессиональное чутье начальника сыскной полиции не обмануло. Сам Кирильчук, крестьянин преклонного возраста, для полиции оказался неинтересен, зато его зять – Савелий Хомка оказался личностью весьма занимательной. В 1911 году Савелий работал разнорабочим на Корюковском сахарном заводе, совершил там кражу, был изобличен, осужден и отбыл за свое преступление тюремное наказание.

загрузка...
загрузка...

Фото: в тюремных стенах Савва Хомка вынашивал планы мести и наживы

В село Чернявка были срочно отправлены чины киевской сыскной полиции, которые и задержали ничего не подозревающего Савву. Еще по дороге в Киев он начал давать признательные показания. Освободившись из тюрьмы Хомка в жене и тестю сразу не вернулся, а отправился в Одессу, где предполагал реализовать полученные за время отсидки знания и знакомства. В южной столице Савелия свели с профессиональным преступником Некрасовым — Коротаевым. Хомка рассказал последнему, о том, что кассир сахарного завода периодически и без всякой охраны ездит в Киев, где получает в банке значительную сумму денег.

Фото: на одесских улицах созревал план киевского ограбления

Некрасову информация, полученная от Хомки, заинтересовала, и они совместно разработали план по ограблению кассира. Вдвоем они съездили на сахарный завод, где Савва показал своему новому соучастнику будущую жертву. По приезду в Киев оба поселились на одной квартире. Некрасов занялся поиском еще двух подельников, необходимых  для совершения налета, а Хомка каждое утро отправлялся на вокзал «встречать» Саксонова.

О самом нападении Савва Хомка рассказывать отказывался и утверждал, что его совершили Некрасов, Пипко и Триндалев. Сам же наводчик и по существу организатор во время убийства кассира, якобы находился на съемной квартире, в связи, с чем из полученных при ограблении денег получил всего одну тысячу рублей.

Храните деньги в банке

Савва Хомка был арестован и под надежным конвоем отправлен в Киев. При личном досмотре у него было обнаружено и изъято одну тысячу рублей. Савва клялся и божился что это все деньги, которые он получил за свое участие в убийстве и ограблении Саксонова. Глядя в его чистые, полные раскаяния и искренности глаза, киевские сыщики понимали, что добровольно остальную часть похищенных денег Хомка добровольно не выдаст и придется немало потрудиться, чтобы отыскать их.

Обыск усадьбы, в которой проживал Хомка, занял несколько часов. Была тщательно просмотрена вся небогатая домашняя утварь, перетрушено постельное и нижнее белье, прощупаны стеганые одеяла, матрасы и подушки. В подозрительных местах были отодраны даже половые доски. Со всей тщательности были осмотрены чердак и подсобные помещения, огород и даже дупло в старом полу засохшем дереве.  Положительных результатов не было.  Осталось всего лишь два места, осмотр которых чины полиции оттягивали до последнего – сарай, забитый навозом и нужник, притаившийся в самом дальнем краю усадьбы.

Фото: в такой банке хранил свои деньги Савелий Хомка

К осмотру местный пристав привлек пару крестьян, незадолго до этого уличенных в противозаконном производстве и торговле самогоном. Без особого энтузиазма, но весьма внимательно  они сначала проверили выгребную яму, а затем, вооружившись вилами, начали перекидывать навоз из одного угла сарая в другой. И тут, наконец, удача улыбнулась кладоискателям – на свет была извлечена большая жестяная коробка из-под чая. При вскрытии жестянки, для надежности, завернутой в промасленную бумагу выяснилось, что в она плотно набита пачками банкнот государственных кредитных билетов в ненарушенной банковской упаковке. «Банковский вклад» Саввы Хомки составил 7 100 рублей. Учитывая эти деньги, чинам киевской полиции удалось разыскать и вернуть 18 тысяч рублей.

Граница на замке

Сообщение о находке порадовало начальника сыскного отделения киевской городской полиции и его подчиненных, но общее их настроение омрачалась одним обстоятельствам – до сих пор не было установлено местопребывания последнего из оставшихся на свободе участников ограбления. Сыщики и их агенты с ног сбились, проверяя воровские притоны и малины, отрабатывая связи Триндалева и возможные места его пребывания. Все в пустую.

Обнадеживающая весть пришла, откуда не ждали. Командир отряда особого корпуса пограничной стражи, охраняющей государственную границу у местечка Волочиска Старокостантиновского уезда Волынской губернии в своей телеграмме сообщил, что при попытке перейти границу был убит неизвестный, по внешним приметам похожий на разыскиваемого киевской полицией Триндалева. В Волочиск срочно был откомандирован один из надзирателей киевской сыскной полиции, который и опознал казавшегося неуловимым преступника, и выяснил обстоятельства его смерти.

Фото: чины отдельного корпуса пограничной стражи

Триндалев, узнав о том, что все его подельники задержаны, осознал, что рано или поздно его все равно найдут, и счел что единственным способом избегнуть ареста и наказания для него остается покинуть страну. В ночь на первое октября он, совместно с еще одним преступником – Григорием Диордиевым, попытались пересечь границу, но наткнулись на секрет пограничной стражи. При задержании бандиты пытались отстреливаться, однако револьверы и пистолеты оказались слабым аргументом против винтовок в руках отлично подготовленных чинов пограничной стражи.  Диордиева, получившего пулевое ранение в ногу, пограничники задержали. Триндалев до последнего пытался скрыться, словно заяц скакал среди придорожных кустарников, разбрасывая при этом бывшие при нем бумажные деньги, золотые и серебряные монеты. И только, когда путь к бегству был окончательно перекрыт подоспевшим на звук выстрелов конным  разъездом пограничной стражи, бандит использовал последний патрон, выстрелив себе в висок.

Работа у нас такая

Дело о разбойном нападении на кассира Корюковского сахарного завода было закончено. Розыскные карточки на убитых Триндалева и Некрасова отправились в архив. Материалы на Пиманова и Хомку были отправлены судебному следователю.

Фото: после Бердичевской тюрьмы Савва Хомка попал в Лукьяновскую

Начальник Юго-Западного края генерал-адъютант Ф. Ф. Трепов, ознакомившись с деятельностью сыскного отделения в деле розысков грабителей и убийц К. А. Саксонова, поручил исполняющему дела губернатора, киевскому губернатору Б. Д. Кашкарову «объявить благодарность начальнику сыскного отделения А. С. Репойто-Дубага, надзирателя того же отделения П. С. Суховерскому и выдать им денежные награды – первому в 100 рублей, второму – в 50 рублей, а также представить к денежным и почетным наградам других участников в деле розысков убийц».

Получение нежданного поощрения, по хорошим делам, надо было бы, и отметить, но времени на отдых у чинов сыскного отделения не было – только за один вечер в Киеве и ближних пригородах было совершено несколько вооруженных ограблений. Преступников необходимо было установить, разыскать и задержать. А это киевские сыскари делать умели…

О том, как всего 48 часов понадобилось киевской полиции, чтобы раскрыть вооруженное нападение на кассира Корюковского сахарного завода Константина Саксонова и обезвредить двух опасных преступников, «Большой Киев» рассказывал в «Когда преступления в Киеве раскрывались по горячим следам».