13:02   24.10.18

Овсянка, сэр!

Сотрудница Оксфордского университета потратила десять лет, чтобы доказать: «английской самобытности», которой в условиях глобализации всякие нытики предрекали скорую кончину, может угрожать лишь лондонское цунами. Аргументацию Фокс искала в гуще народа – толкалась на вокзалах, рыскала по ломбардам, беседовала с таксистами, закладывала за воротник в барах, предавалась шопингу, подсматривала приемы современного флирта в клубах. Три года не вылезала с ипподромов – там, видите ли, лучше заметны факторы приветливости. 

И везде задавала вопросы, потому что ее работа социального антрополога – выявлять неочевидные связи и правила, которыми руководствуется общество.

Писательница признает, что «включенное наблюдение» сродни шизофрении. Как полевой исследователь, она должна была ввинтиться в среду. И одновременно анализировать полученный материал словно посторонним взглядом. Трудностей добавляла принадлежность леди к изучаемому этносу: сложно относиться к соотечественникам с холодной объективностью. 

Чтобы обойти эту ловушку, Фокс использовала иронию – удобный инструмент для отстранения. Да так увлеклась, что вместо занудной монографии у нее получилась яркая живая книга, понятная и неспециалисту. Более того, ему и адресованная: вникнуть, из чего складывается стереотипный «портрет нации», все равно что познать себя – очень даже нужная штука.

Итак, настоящие англичане (далее – НА) уважают личную неприкосновенность, а потому при знакомстве им легче говорить о погоде чем называть свои имена. Обязательное первое впечатление – смущенные растяпы, желательно косноязычные, что демонстрирует добродетель скромности. Они запойные сплетники, ведь пересуды – своеобразная форма риска: это значит зайти на чужую территорию, не поступившись ни пядью своей.

Юмор присущ НА в той же мере, как пение соловью. А вот сентиментальность и публичный пафос (вроде ужимок американцев на церемонии вручения «Оскара») вызывает отвращение. В них мирно уживаются чопорность и учтивость, ханжество и хулиганство, эксцентричность и священный принцип «мой дом – моя крепость». Автор уделила внимание дресс-кодам, беседам за стаканчиком виски, классовым предубеждениям, садовым причудам, манере говорить по телефону, брачным ритуалам и волшебству формулы «How do you do?». 

В общем, если предположить, что по какой-либо причине с лица Земли в один момент исчезнут все НА, не сомневайтесь – их популяцию можно будет восстановить методом генной инженерии по списку Фокс, которая в поисках истины с одинаковым упорством рысила по улицам и блистала светских на приемах. Даже заглядывала в спальни, но тут ее ждало фиаско. Львиная доля главы об интиме НА посвящена заигрываниям, эндогамии и анекдотам. Фокс уверяет, что с сексом у НА не хуже и не реже, чем у других. Только озвучивать эту тему до такой степени дурной тон, что даже настойчивость ученого искомых результатов не дала. К тому же избранный метод предполагает непосредственное участие в процессе с представителями репрезентативной выборки. А это для настоящей английской жены немыслимо.

Кейт Фокс. Спостерігаючи за англійцями. – Л.: ВСЛ